Главная » 2021 » Февраль » 20 » « От сумы и инвалидности не зарекайся...»
09:02
« От сумы и инвалидности не зарекайся...»

Инвали́дность (от лат. invalidus — «немощный, слабый»)


К инвалидам относятся лица с устойчивыми физическими, психическими, интеллектуальными или сенсорными нарушениями, которые при взаимодействии с различными барьерами могут мешать их полному и эффективному участию в жизни общества наравне с другими.«Конвенция о правах инвалидов»

По оценкам ВОЗ 2011 года[7], почти 15 % населения во всем мире имеет инвалидность (что превышает сделанные ранее оценки ООН на 10 %[8]). В 2002—2004 гг. в России 16,4 % населения имели ту или иную степень инвалидности, а количество потерянных лет трудоспособной жизни составляло 10 лет на 100 человек в 2004 году[7]. Согласно официальной статистике, в России проживает ок. 10 млн инвалидов, по оценке Агентства социальной информации — не менее 15 млн.

 

Сколько я себя помню – я всегда был спортивным, подтянутым. В 15 лет я впервые и окончательно уехал из родительского дома. Проучившись 4 года в Дальневосточном мореходном училище, где я продолжал заниматься спортом и был членом сборной команды 64 роты по волейболу, я получил красный диплом об окончании его и звание мл. лейтенанта – специалиста по противоминному вооружению на водах различного вида.

   Первый вызов моему здоровью я получил в день своей свадьбы, во Владивостоке, 21 апреля 1979 года, когда я счастливый, ничего не видя вокруг, бежал в цветочный салон за букетом для невесты. На переходе меня сбила машина и кинула под колеса проходившего мимо трамвая. Запомнилось только то, как меня волоком, как бульдозер тащит по асфальту трамвай.

   Результат этого – отрыв большого вертела правой ноги, перелом ключицы и далее по мелочи, синяки и ссадины. Около месяца пролежал в гипсе с ног до головы. Затем длительное время ходил на костылях.

   Первый раз я ощутил на себе, что значит «лицо с ограниченными возможностями»! Вначале моя молодая жена (или еще не жена) целый месяц вытаскивала из под меня «отходы». Затем, когда я начал передвигаться по городу на костылях, я особо остро ощутил это в общественном транспорте, когда не в состоянии был нормально взобраться в него, а затем мне, в общем то молодому и, как я думал, здоровому парню 20 лет, женщины и девушки уступали место! Я готов был сгореть со стыда.

   Второй раз я оказался в подобной ситуации, когда уже работая в ОМВД по Вяземскому району, перевернулся на мотоцикле с коляской.

   Результат этого – оскольчатый перелом второй ключицы. В этот раз в госпитале МВД лечился несколько недель и с гипсом был выписан домой. В то время я был еще спортивным и крепким, участвовал в милицейском многоборье где занял второе место, а затем в г. Хабаровске в краевых соревнованиях по стрельбе вместе с коллегами: Сидоренко Сергеем и Намаконовым Владимиром где так же заняли второе место по краю среди сельских райотделов. Затем, в свою бытность обучения в Хабаровской Высшей школе милиции я участвовал в показательных выступлениях борцов самбо, на которых присутствовал в качестве наблюдателя в том числе и представитель Вяземского РОВД капитан Соловьев. Там же я сдал норматив и получил удостоверение тренера – инструктора по самбо, что помогло мне в дальнейшем тренировать детей сначала в школе с. Отрадного, а затем и в Аванской СОШ.

   Следующий раз подобная ситуация случилась со мной в море. Ловили минтай и попали в 7-ми бальный шторм. После того, как все промысловое оборудование было закреплено по штормовому, я шел по палубе от кормы в сторону лебедки. Услышав резкий свист и затем крик лебедчика, я обернулся и увидел высоко над головой огромную волну. Как я оказался в «кармане» (огороженное переборкой, высотой около метра место на палубе с люком внизу, для подачи рыбы на фабрику для переработки ее) я не помню. Помню, что на мои плечи как будто бетонную плиту бросили. Тяжесть накрывшей меня волны была неимоверная. Меня просто размазало по палубе.

   На следующий день тело мое было все синее и я не смог выйти на смену. Затем пропустил еще одну.

   Несколько лет я ходил на промысловых, рыбодобывающих судах по морям. Помню, как в рыболовецком колхозе – миллионере «Новый мир» мы пошли на лов кошельком сельди иваси. Помню долгий переход в район лова – и вот мы на «банке». Было это в год смерти Владимира Высоцкого. 9 мая, около 11 часов сработала аварийная сигнализация. Оказывается, произошло замыкание в ГРЩ (главный распределительный щит) и в машинном отделении начался пожар. Я не буду описывать, как мы боролись за живучесть! В результате пожар удалось потушить только после полного затопления машинного отделения.

   Почти месяц мы болтались в открытом, холодном море без нормальной еды (ее готовили на палубе при помощи паяльной лампы), без достаточного количества воды, без хлеба и, что самое тяжелое, без тепла. Судно было полностью обездвижено, обесточено, без управления.

   Через несколько лет я опять оказался в море, на БАТМане. Вышли мы из Южной Кореи. Экипаж состоял из корейцев, поляков и русских. Я был в должности сменного мастера добычи. Рыбалка складывалась хорошо. Но в одну из ночных смен, при подготовке трала к постановке, я не заметил открытый люк и шагнул в него.

В результате – полный вывих левой руки. У нас был судовой врач, но по специальности он врач психотерапевт. После нескольких попыток вставить руку на место при помощи стакана спирта и польских добровольцев, когда одному из них стало плохо, было принято решение о транспортировки меня на плавбазу, где был госпиталь и врач – хирург. И хотя врач был не традиционной ориентации, я ему очень благодарен за качественно выполненную им работу. Хочу принести ему свои извинения за свою не нормативную лексику во время операции, так как под наркозом не мог себя контролировать.

   2000 – ый год я встречал в Новой Зеландии в качестве старшего мастера добычи СТР «Ксения Жарких». В один из дней, когда я был в городе Литтелтон, у меня прихватило живот. Прихватило так сильно, что я оказался в госпитале города Даниден. Оказалось, что воспалился желчный пузырь, в котором обнаружили камни. Меня подлечили, а желчный пузырь лопнул на хирургическом столе уже в Хабаровске во 2-ой краевой больнице.

 В это же время у меня обнаружили рубец на сердце. Оказалось, что я перенес инфаркт миокарда на ногах, то есть без посещения больницы и без лечения.

   В один из весенних дней 2008 года, а именно 6 марта, будучи директором туристической компании, я потерял сознание в автобусе в г. Хабаровске. Оказался на грязном весеннем  полу. Тогда  первый раз меня везла скорая помощь с работающими мигалками по улицам Хабаровска.

   В результате инфаркт и клиническая смерть. Около 5 минут сердце не работало, врачи уже потеряли всякую надежду на его запуск. Я благодарен на то время молодому врачу, который  видимо из за злости, что не получается, с размаху ударил кулаком по моей груди, чем к всеобщей радости запустил мое сердце. Затем 10 дней реанимации. За все это время я ни разу ничего не ел. Только вода.

   Долгое время я восстанавливался. Помню, как первый раз самостоятельно ходил в туалет, как в сопровождении жены ходил в душ! Как после длительного лежания первый раз увидел себя в зеркало и понял, почему все кто посещал меня в больнице – отводили глаза в сторону.

   После того, как меня выписали из 2 ой краевой больницы, родственники на машине повезли меня домой, в г.Вяземский. Думали- не довезут. В п. Корфовский мне стало очень плохо. Встал вопрос: Куда ехать? Назад в больницу или все же домой? Решили добираться домой.

  Через несколько дней я отважился посетить нашу районную поликлинику, записался заранее. Так как я ходил еще плохо, кое- как, с большим трудом, с остановками я поднялся на третий этаж, где принимал врач – терапевт. Дождавшись своей очереди, я  зашел в кабинет, где услышал, что карточки моей, почему то нет и мне надо спуститься на первый этаж в регистратуру, чтобы отыскать старую или завести новую карту, а потом подняться на прием!

 

Я ПОНЯЛ, ЧТО ОЗНАЧАЕТ « ЧЕЛОВЕК С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ»!

    С этого момента, я около 10 лет не посещал Вяземскую районную больницу.

Зачем я все это пишу? Рассказать свою биографию? Пожаловаться на свою жизнь, свои болячки? Как то в промежутках между морем и больницей, я гостил у своей матери и она мне сказала, что очень расстроена тем, что я такой не счастливый, что со мной постоянно что то случается. К сожалению, в то время я не смог ей ничего сказать или возразить на это.

   Сейчас мне 62 года. Думаю можно подвести кое- какие итоги моей жизни.

Конечно, дома я находился совсем мало, за что прошу прощения у своей жены Маргариты, которая практически одна растила и воспитывала семерых наших детей, работая на двух, а то и на трех работах. Но я прожил интересную жизнь. Я был на Камчатке, в Южно-Курильске. Я был в Южной Корее, где истоптал улицы Сеула, Ульсана и Пусана, где фотографировался с корейскими полицейскими, которые были мне по плечо, где в 3 часа ночи выходил на крышу одного из современнейших на то время аэропортов мира – Сеульского аэропорта! Я был на острове Фиджи и видел, и фотографировался с местными полицейскими – огромными неграми одетыми в юбки!

Я поднимался и смотрел в кратер вулкана в Удалянчи, я видел море вулканической лавы как в Китае, так и в Новой Зеландии. Я кормил с руки жирафа и сивуча, я плыл в море параллельным курсом, на расстоянии 8 -10 метров от кита, который окатил меня водой из своего фонтана. Я ловил на 200 мм- ый гвоздь акул, самая крупная из которых оказалась голубая, 180 см ростом, я трогал руками тигра и кормил гепарда, я общался с носорогом и бегемотом, видел ночную, не летающую птицу Киви – символ Новой Зеландии. Я дважды пересекал Экватор и проходил «чистилище»!  Длительное время нас сопровождали дельфины, которые живут только в чистой воде. Во время перехода Экватора, на судне вышел из строя основной холодильник, и я большой ложкой съел несколько килограммов мороженого, которое вез из Новой Зеландии домой! Жара стояла неимоверная. На палубе нами был сооружен бассейн с забортной соленой водой, но купание в нем помогало лишь на короткое время. Ночью не возможно было спать. Я или ложился в мокрой простыне, или бродил по судну, в надежде хоть где то уловить охлаждающий ветерок. И не только я.

   В Литтелтоне, в порту, я встречался с Федором Конюховым, известным нашим путешественником. Не однократно посещал фан клуб Элвиса Пресли в Крайсчерче! Общался и видел быт коренных жителей Новой Зеландии – Маори!

   Находясь за границей, я невольно обращал внимание на то, что «не как у нас». Я видел хорошие, качественные дороги. Видел чистоту на улицах. Видел, как в Крайсчерче (НЗ) по ночам моющие машины моют тротуары и проезжую часть, как автобусы ходят строго по расписанию, что отображено на электронном табло расположенными на каждой остановке. Как подъехав к остановке, автобус опускается практически до асфальта, и ни инвалиду, ни пожилому человеку не составляет большого труда подняться в салон автобуса. Ну, а если на остановке инвалид, или мама с ребенком и коляской, то водитель, который, кстати, всегда в наглаженной и в исключительно белой рубашке, быстро выходит, помогает закатить коляску, привязывает ее в специально отведенном для этого месте специальными ремнями, садится на свое водительское место, и только после того, как убедится в том, что все сидят – поднимает автобус и трогается с места!

   Я обратил внимание на большое количество снующих по городу электрических инвалидных колясок, в которых сидели вполне обычные люди, с двумя руками. Я только сейчас узнал, что у нас в РФ, если у инвалида две здоровые руки, то электрическая коляска ему не положена!

   Так как я от природы любопытен, я посетил городское кладбище – большое чистое место, на котором стройными рядами расположены надмогильные плиты с именами и датами. Меня поразили эти цифры. Оказывается, за редким исключением, покоятся там люди, которым далеко за 80, а то и за 90 лет! Очень высокая продолжительность жизни.

   После 2008 года я большую часть времени проживал в г. Хабаровске. Не однократно случалось так, что мне становилось плохо прямо на улице. Всегда мне помогали прохожие, совершенно не знакомые мне люди, которые оказывали первую медицинскую помощь и вызывали Скорую помощь. Может быть, по этому я еще жив.

   В марте 2021 года будет ровно четыре года, как я исполняю обязанности председателя Вяземского районного общества инвалидов. За это время я с головой окунулся в быт и проблемы наших инвалидов. Я на себе в полной мере ощутил и прошел путь от здорового спортивного человека до инвалида 2 группы. Я понял, что большинству нашего населения все равно как живут и с какими проблемами сталкиваются люди, наши соседи, с ограниченными возможностями. Особенно это видно и обидно, когда с безразличием к нам относятся те граждане от которых зависит качество нашей жизни, которые в том числе, получают за это выделенную государством заработную плату или специально выделенные денежные средства на повышение уровня жизни или доступной для нас среды.

   Я могу привести много примеров безразличия. Например, когда инвалиду – колясочнику предлагают квартиру в не приспособленном для него доме на 3 этаже, практически в километре от ближайшей остановки общественного транспорта; когда инвалида, мать одиночку, насильно выселяют из комнаты, не разобравшись, да и не пытаясь разобраться в ситуации. И только суд поставил все на свои места. Когда одинокая женщина проживает совместно с тремя детьми, двое из которых инвалиды детства, и престарелой матерью- в селе, в маленьком, частном, не благоустроенном доме – пятистенке, с привозной водой. И ситуация немного «улучшается» только со смертью одного из детей-инвалидов.

   Я могу привести много примеров. Но меня заинтересовала и побудила написать эту статью публикация в нашей газете Вяземские вести №2 на стр. №6, за подписью председателя ТСЖ «Парус» Бахарева А.Н., в которой он пишет о блоках во дворе и о ручках на окнах в подъезде.

Дело в том, что в данном подъезде дома № 13, на втором этаже уже несколько лет проживает инвалид, член нашего общества, тихая и спокойная женщина. Так сложилось, что при ее болезни страдают ноги, которые очень чувствительны к перемене температур. Когда в подъезде устраивают сквозняки, открывая одновременно вход в подъезд и окно на площадке верхних этажей, по полу ее квартиры тянет холодный воздух, что причиняет ей физические страдания. Устраивает эти сквозняки житель этого же подъезда, ученица 9 класса, которая регулярно встречается со своим молодым человеком на площадке. Для чего они открывают окно – не понятно. Только горшок с цветком, стоящий на этом окне, почему то прожжен сигаретой.

  В принципе, ситуация выеденного яйца не стоит. Надо поговорить с молодыми людьми, они все поймут и, либо куда то переместятся, либо не станут открывать окно, что не безопасно для них. Не однократно женщина пыталась поговорить с девушкой и ее родителями, но наткнулась на стену непонимания. После этого она обратилась непосредственно к председателю ТСЖ, обслуживающему дом № 13. Опять непонимание и ссылки на противопожарные правила. Но я знаю множество зданий, где окна на площадках глухие, так как основное их предназначение -  это дневное освещение площадки. Я консультировался в противопожарной службе и мне пояснили, что наличие или отсутствие ручки для открывания окна не играет никакой роли при пожаре, так как при работе пожарные не пытаются открывать окно, а при необходимости просто выбивают его. Более того, при открытом окне и поступлении воздуха огонь стремительно разгорается. Кроме того, сейчас зима, низкие температуры, и охлаждать подъезды просто преступно и не экономно. За чей счет банкет?

Я думаю, председатель ТСЖ просто ищет причину, чтобы не заниматься данной проблемой.

   Дорогие друзья. На своем примере я попытался показать, что в принципе все мы одинаковы. Как говорится: «От сумы, от тюрьмы и от инвалидности не зарекайся».

   Сейчас, когда наша страна подписала международную Конвенцию о правах инвалидов, когда выделяются огромные средства государством на обеспечение доступной среды для лиц с ограниченными возможностями и улучшения качества их жизни, когда по всей стране работают волонтеры, в том числе и с инвалидами, в том числе и во 2-ой школе города Вяземского, давайте будем более внимательны к нашим соседям.

Председатель ООВОИ Вяземского района      Ю.В.Разумный

  

 

 

Просмотров: 109 | Добавил: Автор